ОБТОРГКОНТРОЛЬ
Межрегиональная общественная
организация потребителей
Тел: +7 (495) 518-02-57
г. Москва, Федеративный проспект д. 29, каб. 316, 311
Время работы:
пн-пт с 9:00 до 18:00
Зарегистрировано Министерством Юстиции Российской Федерации от 15 декабря 2010 года
МРООП «ОБТОРГКОНТРОЛЬ»

Наши партнёры

защита прав потребителейтелефон защиты прав потребителей

Оставайтесь на связи

Судебная практика » Решение районного суда по иску Д. к ООО «С» о взыскании уплаченной суммы, возмещении затрат, взыскании неустойки и морального вреда. По апелляционной жалобе Д. на решение мирового судьи города Твери от 2007 года.

Решение районного суда по иску

«Д» к  ООО «С» о взыскании уплаченной суммы, возмещении затрат, взыскании неустойки и морального вреда. По апелляционной жалобе Д. на решение мирового судьи города Твери от 2007 года.

Решение
Именем Российской Федерации
Московский районный суд города Твери

Рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Твери гражданское дело по иску Д. к  ООО «С» о взыскании уплаченной суммы, возмещении затрат, взыскании неустойки и морального вреда,

По апелляционной жалобе Д. на решение мирового судьи Московского района города Твери от 2007 года.

Установил:

Д. обратился к мировому судье города Твери с указанным иском. В обоснование своих требований к ответчику в исковом заявлении сослался на то, что 03 сентября 2006 года на АЗС, расположенной в городе Твери по ул. П. и принадлежащей ответчику, истец приобрел дизельное топливо в количестве 50 литров по цене 16 рублей за 1 литр на общую сумму 800 рублей, которым заправил принадлежащий ему автомобиль Нисан-Магистраль . После заправки автомобиля дизтопливом истец проехал расстояние 24 км до села Медное, двигатель автомобиля заглох. С помощью автомобиля — эвакуатора истец доставил свой автомобиль в г. Тверь, а затем на станцию технического обслуживания автомобилей «Н», за что уплатил ИП 2100 рублей. На СТО «Н» при осмотре автомобиля определили, что двигатель перестал работать из-за отказа топливного насоса высокого давления по причине некачественного топлива. Испытательной лабораторией ЗАО «Т» проведена экспертиза пробы дизельного топлива из бака автомобиля истца, согласно которой дизельное топливо не соответствует ГОСТ 305–82 по фракционному составу. За экспертизу истцом уплачено 3784 руб. 13 коп. и комиссионный сбор в размере ИЗ руб. 52 коп., а всего 3897 руб. 65 коп. после промывки топливной системы автомобиля истца и заправки его качественным дизтопливом двигатель запустился, но работает неустойчиво в связи с возникшими неполадками топливного насоса высокого давления. За промывку на СТО «Н» уплатил 1700 рублей; для частичной стабилизации работы топливного насоса высокого давления в топливный бак автомобиля залита комплексная присадка стоимостью 377 рублей.

04 сентября 2006 года истец обращался устно к ответчику, 25 октября 2006 года направил письменную претензию о возмещении материального ущерба. В удовлетворении требований отказано. За услуги почтовой связи истцом уплачено 15 руб. 75 коп., за изготовление ксерокопий документов — 116 руб. 50 коп. Всего материальный вред составил 9006 руб. 90 коп., который истец просит взыскать с ответчика, а также неустойку за период с 26 октября 2006 года по 05 декабря 2006 года в размере 3602 руб. 76 коп., компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей; штраф в доход федерального бюджета в размере 16304 руб. 83 коп.

Решением мирового суда от 24 апреля 2007 года в удовлетворении исковых требований Д. к  ООО «С» о взыскании уплаченной суммы, возмещении материальных затрат, взыскании неустойки и морального вреда отказано.

Не согласившись с данным решением, Д. обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение мирового судьи и вынести новое решение об удовлетворении исковых требований. Не согласен с постановленным решением по следующим основаниям: I. Факт заправки автомобиля 03 сентября 2006 года некачественным дизельным топливом на АЗС ООО «С» , явившегося причиной понесенных истцом убытков, а также размер убытков и их причинная связь с действиями ответчика подтверждены приобщенными к делу следующими доказательствами. Применительно к рассматриваемой ситуации мировым судьей в решении, но делу неправильно истолкованы положения Закона «О защите прав потребителей», а именно указано, что поскольку истец с требованиями, перечисленными в ст. 18 Закона «О защите прав потребителей», к  ООО «С» не обращался, у них не возникла обязанность проведения лабораторного испытания реализуемого дизельного топлива. Однако, заявлял на суде, что 04 сентября 2006 года по телефону обратился к одному из руководителей ООО «С» с просьбой выделить представителя для присутствия при отборе пробы топлива из бака его автомобиля. При этом истец ему пояснил, что после заправки топливом на АЗС у автомобиля перестал работать двигатель. Разъяснил, что требуется отбор пробы топлива из бака его автомобиля для анализа, и, в случае отрицательных результатов анализа, потребуется оплата ими всех убытков, понесенных истцом Д. в результате заправки автомобиля некачественным топливом. Ни в Законе «О защите прав потребителей», ни в «Инструкции по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения» не указано на то, что жалоба на некачественный товар, отпущенный потребителю, должна носить письменный характер. На эту жалобу ответчик был обязан организовать проведение анализа хранившейся у них на тот момент пробы дизельного топлива, отобранного из емкости на АЗС именно 03 сентября 2006 года, как этого требует п.п. 6.25. «Инструкции по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения», и тем самым подстраховать себя на случай дальнейшего разбирательства. Тем более на тот момент не были известны результаты анализа топлива из бака автомобиля истца. Когда проведенный анализ выявил некондиционность взятого из бака автомобиля истца топлива, истец обратился в  ООО «С» с соответствующей письменной претензией. Не согласен с выводом мирового судьи о том, что распечатка телефонных звонков не может служить доказательством обращения с претензией к ответчику. Тот факт, что 03 сентября 2006 года при заправке автомобиля на АЗС в баке автомобиля имелся остаток топлива от предыдущих заправок, говорит лишь о том, что при предыдущих заправках в бак заливалось качественное топливо, т. к. после каждой их них автомобиль делал пробег не менее 400–500 км и никаких проблем с работой двигателя не возникало. И этот остаток топлива лишь несколько улучшил качество залитого в бак при заправке на АЗС 03 сентября 2006 года некондиционного топлива, что и позволило автомобилю совершить некоторый пробег, прежде чем отказал двигатель. О факте отбора пробы топлива из бака моего автомобиля ответчик был проинформирован, был приглашен его представитель для участия в этом действии, на что поступил отказ. Имеются свидетели данного телефонного разговора. Предложение о допросе свидетелей разговора проигнорировано мировым судьей. В решении по делу мировым судьей однобоко трактуются требования «Инструкции по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения», проигнорировано положение о том, что топливо является некондиционным при несоответствии требованиям ГОСТа хотя бы одного оценочного показателя качества. Не приняты во внимание допускаемые ответчиком на АЗС: грубейшие нарушения требований «Инструкции по контролю и обеспечению сохранения качеств; нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения» — не выполняются мероприятия по постоянному контролю за качеством отпускаемых потребителям нефтепродуктов, предусмотренных п.п. 6.2., 6.4., 6.9-, 6.12., 6.22., 6.25.,10.2. В решении по делу делается акцент на то, что испытание топлива проведено не в полном объеме. Однако, это не может ставить под сомнение вывод о некондиционности топлива из-за его не соответствия требованиям ГОСТ 305–82 по фракционном составу, т. к. согласно «Инструкции по контролю и обеспечению сохранения качеств нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения» топливо является некондиционны при несоответствии требованиям ГОСТа хотя бы одного оценочного показателя качества. Сомнения мирового судьи относительно правильности, объективности, полноты и качества проведены испытания пробы топлива из бака автомобиля истца, а также насчет оборудования, использованного при проведении испытания топлива, опровергаются справками контролирующих органов — ЦМТ отдела (инспекции) по Тверской области и ФГУ «Тверской ЦСМ». Ответчиком не представлено в суд и в деле не имеется ни одного документа, свидетельствующего о надлежащем качестве дизельного топлива, имевшегося в реализации на АЗС 03 сентября 2006 года. Паспорт качества на топливо дизельное был выдан 11 июля 2006 года при его изготовлении на А. газоперерабатывающем заводе, и в тот момент оно, вероятно, было качественным. Однако, 03.09.2006 г. , т. е. до момента заправки этого топлива в мой автомобиль, оно в течение почти 2-х месяцев где-то хранилось, кем-то и в  чём-то транспортировалось до АЗС. В этот период топливо могло неоднократно переливаться в разные емкости, возможно с остатками некачественного и другого вида топлива, а либо и сознательно разбавляться на  каком-нибудь перевалочном пункте некондиционным (более дешевым) топливом с корыстной целью. Однако, при поступлении на АЗС мероприятия по проверке качества этого дизельного топлива в момент его приемки, а затем в процессе хранения и отпуска потребителям, предусмотренные «Инструкцией по контролю обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения» проводились. Договоры на поставку топлива и документы по его доставке, представлены ответчиком, не могут являться доказательством качества поступившего топлива.

В судебном заседании истец поддержал апелляционную жалобу по приведенным к доводам. Дополнил свою жалобу пояснениями об отборе пробы экспертной организации. Специалист взял пробу топлива из бака автомобиля, провели проверку качества, установили.

топливо не соответствует требованиям ГОСТ по фракционному составу, невозможно определить конец перегонки (температуру перегонки) 96% топлива, топливо перегоняется, ещё не достигнув обусловленной ГОСТом точки из-за наличия в нем легких хвостовых фракций, характерных для автомобильного бензина. При несоответствии требованиям ГОСТ хотя бы по одному показателю топливо является некондиционным. Заводом — изготовителем ООО «А» проводилось лабораторное испытание дизельного топлива, с 07 июля 2006 года по 11 июля 2006 года топливо соответствовало требованиям ГОСТ 305–82. Однако до момента заправки автомобиля истца 03 сентября 2006 года топливо где-то хранилось, кем-то и в  чём-то транспортировалось до АЗС, могло неоднократно переливаться в разные емкости, возможно с остатками некачественного или другого вида топлива или сознательно разбавляться некондиционным топливом. При поступлении топлива на АЗС его лабораторный анализ в Тверских организациях не проводился. После устного обращения истца по телефону к руководителю ООО «С» на АЗС не организовали отбор пробы дизельного топлива и не провели анализ: Анализ пробы производился уполномоченной организацией, независимой, которая провела оценку и дала обоснованное заключение. После исследования пробы дизельного топлива, отобранного из бака автомобиля, специалисты СТО «Н» промыли топливный насос автомобиля истца, рекомендовали приобрести комплексную присадку; заключение о причине неисправности топливного насоса не дали, дали устную консультацию, так как заключение дорого стоит. Топливный фильтр автомобиля меняется через один год или 20000 км пробега. Топливный фильтр автомобиля истца менялся 07 марта 2006 года, после этого автомобиль эксплуатировался менее трех месяцев с 07 марта по 25 мая 2006 года и с 01 августа по 03 сентября 2006 года. Обращался к ответчику с письменной претензией, она оставлена без удовлетворения. Просит отменить решение мирового судьи и взыскать с ответчика стоимость топлива — 800 рублей, расходы по эвакуации автомобиля — 2100 рублей, стоимость экспертизы — 3897 руб. 65 коп., расходы по промывке топливной системы — 700 рублей, расходы по приобретению комплексной присадки — 377 рублей, почтовые расходы — 15 руб. 75 коп., расходы по изготовлению ксерокопий — 116 руб. 50 коп., неустойку — 3602 руб. 76 коп., моральный ущерб — 20000 рублей.

Представители ответчика по доверенности Т. полагал принятое мировым судьей решение законным и обоснованным. По его мнению мировой судья установил все обстоятельства дела, правильно произвел оценку представленных доказательств, применил нормы права. Однако ответчик не доказал факт приобретения некачественного товара у ответчика. Не установлена причинно-следственная связь между заправкой автомобиля и техническими неисправностями автомобиля истца. На станцию технического обслуживания «Н» автомобиль доставлен 04 сентября 2006 года; автомобиль находился вне станции, бак автомобиля не был опечатан. При производстве экспертизы топлива допущен ряд нарушений: о ее проведении не известили представителя АЗС, в баке автомобиля истца оставалось около 15 литров топлива с предыдущих заправок. Контрольная проба из бака автомобили истца взята неправильно, должна быть взята проба верхняя, средняя и донная. Дизельное топливо должно проверяться по 10 параметрам. В протоколе испытаний определено только три параметра. Фракционный состав топлива определен не полностью. В протоколе испытаний не указано, почему невозможно определить результат испытания фракционного состава топлива; только на основании факта невозможности определения параметра фракционного состава сделан вывод о несоответствии топлива ГОСТу, хотя все остальные параметры топлива соответствуют требованиям ГОСТ. В протоколе испытаний не указано, какие приборы использованы при испытании. Истцом представлены документы на оборудование, которое сертифицировано на территории сопредельного государства в Республике Беларусь. Приложение к аттестату аккредитации испытательной лаборатории не содержит число и подпись должностного лица, утвердившего приложение. Если автомобиль некоторое время не эксплуатируется, как пояснял истец, в топливном баке создается осадок. Перед заправкой на АЗС у истца в баке был остаток топлива, после очередной заправки в баке поднялась муть, что могло привести к засорению топливного насоса. Специалисты «Норд-Авто» не имеют лицензии на ремонт топливного насоса. Причина поломки автомобиля истца не установлена. Испытание топлива производится заводом-изготовителем , представлены документы о поставке топлива от  завода-изготовителя до АЗС, акт отбора контрольной пробы нефтепродукта; проба хранится сутки, если не возникает претензий, она сливается. Истец обратился с претензией 25 октября 2006 года. когда уже отобранная на АЗС проба топлива не сохранилась; автомобиль эксплуатируется, заправлялся другим топливом.

Дополнительных доказательств по делу сторонами не представлено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражения на нее, заслушав истца, представителя ответчика, суд приходит к выводу, что решение мирового судьи подлежит отмене и по делу следует принять новое решение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ постановленное судом решение должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Под обоснованностью судебного решения понимается соответствие выводов суда действительно существовавшим обстоятельствам по делу и взаимоотношениям сторон.

Судом апелляционной инстанции установлено, что 03 сентября 2006 года Д. приобрел на АЗС ООО «С» на ул. П. в г. Твери дизельное топливо в количестве 50 литров по цене 16 рублей за 1 литр на общую сумму 800 рублей, которым заправил свой автомобиль Нисан-Мистраль . Факт приобретения товара подтвержден кассовым чеком. После предыдущей заправки автомобиля в баке оставалось 15 литров топлива. После заправки автомобиля дизтопливом истец проехал расстояние 24 км до села Медное, двигатель автомобиля заглох. С помощью автомобиля — эвакуатора истец доставил свой автомобиль в г. Тверь, а затем 04 сентября 2006 года на станцию технического обслуживания автомобилей «Норд-авто» .

04 сентября 2006 года Д. приехал на АЗС, устно сообщил оператору, что ему заправили некачественное топливо; позвонил по телефону руководителю ООО «С» с просьбой выделить специалиста для отбора проб из топливного бака автомобиля, в данной просьбе истцу было отказано, предложили обратиться письменно с претензией.

Данные обстоятельства дела не оспаривались сторонами и в силу ч.2 ст. 68 ГПК РФ являются основанием для освобождения от дальнейшего их доказывания.

Поскольку судом установлено, что основанием для предъявления требований истца к  ООО «С» послужило сомнение в качестве приобретенного товара — дизтоплива па основании договора купли-продажи , ссылка мирового суда на применение к возникшим правоотношениям положений Закона РФ «О защите прав потребителей» является правомерной.

Судом установлено, что при обращении 04 сентября 2006 года в  ООО «С» . Д. каких-либо претензий по качеству товара не предъявлял, то есть с требованиями, перечисленными в ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей», к  ООО «С» не обращался.

В соответствии с требованиями п.п. 6.25 «Инструкции по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения» в качестве обеспечительных мер сохранения качества нефтепродуктов на АЗС предусмотрено проведение не реже 1 раза в месяц, а также немедленно в случае поступившей жалобы на качество отпускаемых нефтепродуктов, лабораторных испытаний реализуемого нефтепродукта в объеме контрольного анализа; хранение нефтепродукта в пределах гарантийного срока, установленного нормативными документами; отбор контрольной пробы из резервуара при истечении смены, которая хранится в течение суток после реализации нефтепродукта.

Действуя на основании данной Инструкции, ООО «С» в связи с обращением Дмитриева было обязано провести лабораторное испытание реализуемого нефтепродукта, расположенного в резервуаре, из которого была осуществлена заправка Д.

В связи с чем, суд приходит к убеждению о несоответствии выводов мирового суда относительно утверждения, что у ответчика в отсутствии претензий Д. не возникла обязанность проведения лабораторного испытания реализуемого дизтоплива.

Что касается просьбы истца выделить представителя для присутствия при отборе пробы топлива из бака его автомобиля, в этом случае вопрос о ее удовлетворении лежал на усмотрении администрации АЗС. Однако, учитывая возможные претензии покупателя к качеству продукции, продавцу следовало бы позаботиться и принять соответствующие меры для участия в отборе пробы во избежание спорных ситуаций.

В соответствии с. п. 1 ст. 18 Закона РФ № 2300–1 от 07 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» (в редакции Федерального закона от  27.07.2006 года №  140-ФЗ ) (далее — Закон) потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе потребовать безвозмездного устранения недостатков товара пли возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом. Данные требования предъявляются потребителем продавцу либо индивидуальному предпринимателю.

Потребитель вместо предъявления этих требований вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества. Убытки возмещаются в сроки, установленные Законом, для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Таким образом, бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о том, что недостатки товара возникли после его передачи потребителю вследствие нарушения им установленных правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы, возложено на продавца (изготовителя).

Судом установлено, что, имея сомнения в качестве проданного дизтоплива, 05 сентября 2006 года Д. обратился с заявлением в ТФ ФГУ «Мосрегионэнерго» для проведения платной экспертизы залитого в бак топлива.

08 сентября 2006 года испытательной лабораторией ЗАО «Т» проведено испытание отобранной пробы топлива. Как следует из протокола испытаний № 10 от  08.09.2006 года: «проба дизельного топлива не соответствует требованиям ГОСТ 305–82 по фракционному составу».

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с мотивами, по которым мировой суд подверг сомнению акт отбора пробы топлива, критически оценил протокол испытаний топлива. Так. суд не принял во внимание компетентность органа, осуществлявшего отбор пробы и проводившего исследования. Однако из ответов контролирующих органов ЦМТУ отдела (инспекции) по Тверской области и ФГУ «Тверской ЦСМ» следует, что проба дизельного топлива из бака автомобиля истца, отобрана Тверским филиалом ФГУ «Управление по обеспечению энергоэффективности и энергосбережения в Московском регионе» — организацией, осуществляющей деятельность по контролю качества топлива. Лабораторные испытания проведены в лаборатории аккредитованной в качестве технически независимой и компетентной испытательной лаборатории нефтепродуктов. При проведенных испытаниях выявлено несоответствие топлива дизельного требованиям ГОСТ 305–82 «Топливо дизельное. Технические условия» по показателю «фракционный состав». Компетентность данных органов не вызывает сомнения. При поступлении жалобы Д. АЗС не провела необходимых мероприятий в соответствии с требованиями «Инструкции по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения», тем самым, нарушив их.

Кроме того, в материалах дела имеются аттестат аккредитации испытательной лаборатории, область аккредитации, дипломы о наличии у эксперта специального образования, сертификаты соответствия специального оборудования и другие доказательства, свидетельствующие о квалификации специалистов, осуществивших отбор пробы и проводивших исследование, наличие специального оборудования и соблюдении всех условий для получения точного результата.

Из акта отбора проб нефтепродукта № 4 от 05 сентября 2006 года следует, что отбор производился комиссией, согласно ГОСТ 2517, непосредственно из бака автомобиля Ниссан-Магистраль , пробы опечатаны печатью с оттиском и сданы для анализа независимой лабораторией ЗАО «Т» . В Протоколе испытаний № 10 от  08.09.2006 года имеется ссылка на день и место проведения испытаний, отбор пробы, ее номер и место получения, основания, послужившие проведению испытаний.

Поскольку отбор пробы и испытание проводилось независимой, объективной и сторонней организацией, контролирующим органом, не доверять результатам отбора проб и проведенному испытанию, не имеется оснований. Отсутствие представителя АЗС при отборе пробы и испытаниях не может служить само по себе основанием для того, чтобы подвергать сомнению составлен ими акт отбора пробы и результаты проведенного исследования. Судом установлено, что при проведении испытаний, истец Д. также не присутствовал. Они проводились в лаборатории. То обстоятельство, что в баке оставалось топливо, также не может служить основанием для исключения из допустимых доказательств акта отбора пробы и результатов проведенного испытания.

В соответствии с действующим законодательством, для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний в области пауки, искусства, техники или ремесла, суд назначает эксперта. Только заключение экспертизы, соответствующее нормам гражданского процессуального законодательства и получившее оценку суда, может быть положено судом в основу решения. Вместе с тем, судебная экспертиза не проводилась материалов дела усматривается, что се проведение в настоящее время нецелесообразно.

Однако мировой суд, не обладая специальными познаниями, провел оценку отбора проб испытаний дизельного топлива, без учета конкретных обстоятельств дела, пришел к выводу о том, что испытание топлива проведено не в полном объеме. Не принял заключение специалиста мотивам недостаточности описания проведенного исследования и того, что не указаны приборы использованные при проведении испытаний.

Что касается остатка топлива в баке перед заправкой автомобиля, в судебном заседании установлено, что истец регулярно пользуется услугами одной и той же АЗС, в подтверждение представил чеки. Нарушение работы топливного насоса произошло через непродолжительное время после заправки автомобиля, вновь заправленное топливо составляло большую часть топливного бака.

При возникновении сомнений, данные обстоятельства могли быть устранены. Поскольку процессуальным законом допускается привлечение к участию в деле специалистов для разъяснения данного заключения. Вопросы применения оборудования были устранены в рассмотрения дела, представлены доказательства, свидетельствующие о применении в лаборатории специального оборудования для испытаний.

Ссылка мирового судьи на порочность исследования ввиду его несоответствия прав контрольного анализа дизельного топлива согласно «Инструкции по контролю и обеспечивают сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения» также не может быть признана состоятельной.

Как следует из названного нормативного акта, область его применения — единые требования к организации и проведению работ по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов при приеме, хранении, транспортировании и их отпуске в организации нефтепродуктообеспечения.

Требования Инструкции обязательны для применения организации нефтепродуктообеспечения независимо от  организационно-правовых форм и форм собственности индивидуальными предпринимателями, осуществляющими технологические операции нефтепродуктами по их приему, хранению, транспортированию и отпуску.

Таким образом, указанный нормативный акт имеет ограниченную сферу применения изложенные в нем требования относятся лишь к специализированным организациям нефтепродуктообеспечения, в том числе ООО «С» . Основании для применения положений Инструкции при отборе пробы из бака автомобиля истца, а также проведение испытаний взятой пробы, не имеется.

Также нельзя согласиться с оценкой мирового суда тех доказательств, которые представляет, ответчик в подтверждение качества дизельного топлива.

Так, в соответствии с Инструкцией, при возникновении подозрения на ухудшение качества нефтепродукта независимо от графика или гарантийного срока хранения ООО «С» было обязано провести анализ в объеме требований нормативного документа и оцепить числовое значение каждого показателя качества нефтепродукта. Однако, из материалов дела следует, что качество доказательств соответствия качества дизельного топлива, реализованного 03 сентября 2006 года на АЗС ответчиком представлены паспорт от 11 июля 2006 года, документы о поставке топлива и отбор контрольной пробы из резервуара.

Паспорт качества на дизельное топливо был выдан 11 июля 2006 года при его изготовлении на А. газоперерабатывающем заводе.

Ответчиком не представлено доказательств того, что при поступлении топлива на АЗС были проведены мероприятия по проверке его качества в момент его приемки, топливо проверял в процессе хранения и отпуска потребителям, как это предусмотрено «Инструкцией по контролю, обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения» есть, не представлено доказательств, достоверно подтверждающих хранение данного топлива в соответствии с предъявляемыми требованиями на  АЗС-56 до  03.09.2006 . Сами по себе договорились на поставку топлива и документы по его доставке, ввиду отсутствия результатов анализа проб топлива на АЗС, представленные ответчиком, не могут являться доказательством качества поступившего топлива. Анализ контрольной пробы из резервуара от  3.09.2006 года, ответчик не проводил.

Таким образом, ответчик не представил доказательств того, что отпустил потребителю Д. качественный товар, чем не выполнил обязанность, возложенную на него Законом «О защите прав потребителей». Не доверять тем доказательствам, которые представил истец, у суда не имеется оснований. Суд приходит к убеждению о правомерности предъявленных Д. претензий и отсутствии доказательств со стороны ответчика о продаже товара надлежащего качества.

Судом установлено, что 25.10.2006 года Д. директору ООО «С» В.И. была направлена письменная претензия с требованием возместить понесенные расходы в сумме 8384 руб. 13 коп.

Таким образом, Д. были соблюдены все требования, возложенные действующим законодательством. При указанных обстоятельствах вывод мирового суда об отсутствии доказательств обращения истца к ответчику с  какими-либо претензиями противоречит обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавец обязан передать потребителю товар, качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара продавец обязан передать потребителю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Если законами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к товару (работе, услуге), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий этим требованиям.

Однако, согласно заключению эксперта испытательной лаборатории, топливо не соответствует требованиям ГОСТ 305–82 по фракционному составу, следовательно являемся некачественным.

Требования Д. о полном возмещении убытков, возникших вследствие продажи товара ненадлежащего качества, в том числе расходов на исправление третьим лицом. предусмотрены ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей». Убытки возмещаются в сроки, установленные Законом, для удовлетворения соответствующих требований потребителя. Истцом представлены доказательства материальных затрат на оплату услуг эвакуатора в сумме 2100 руб., по промывке топливной системы автомобиля в сумме 1700 руб. и по экспертизе дизельного топлива в сумме 3784 руб. 13 коп.

Согласно статьи 22 Закона, требование покупателя о возврате уплаченной за товар денежной суммы вследствие продажи покупателю товара ненадлежащего качества подлежит удовлетворению продавцом в течение 10 дней со дня предъявления соответствующего требования. Вместе с тем. судом установлено, что денежные средства за приобретенное топливо ненадлежащего качества Д. не были возвращены. Судом установлена утрата данного топлива ввиду необходимости промывки топливной системы, что было обусловлено неисправностями работы автомобиля истца. Не соответствуют обстоятельства дела выводы мирового судьи, сославшегося на отсутствие доказательств неисправности топливного насоса, поскольку не было проведено га  кое-исследование . Из материалов дела следует о нарушении работы автомобиля истца, а именно топливного насоса, ввиду заправки некачественным топливом. Вопрос о неисправности работы насоса не ставился. Представленными счетом-фактурой , актом сдачи-приемки , квитанциями и чеками, сертификатом контроля, наряд-заказом № 8921, товарным и кассовыми чеками подтверждается транспортировка технически неисправного автомобиля истца и проведение на СТО работ по промывке и профилактике топливной системы на автомобиле истца.

В соответствии с п. 6 ст. 18 Закона продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, на который не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента.

Протоколом испытаний № 10 от  08.09.2006 года подтверждается, что проба дизельного топлива не соответствует требованиям ГОСТ 305–82 по фракционному составу.

Как следует из статьи 23 Закона за нарушение предусмотренных статьей 22 Закона сроков, продавец, допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Потребитель выполнил все условия, возложенные на него законодательством: составил письменную претензию и предоставил ООО «С» экспертное заключение. Вместе с тем, ООО «С» не представило доказательств того, что на момент отпуска топлива, оно соответствовало требованиям качества. В связи с поступившей претензией и имея в своем распоряжении заключения эксперта, ООО «С» не приняло мер для зашиты своих прав, не оспорило заключение эксперта в судебном порядке. В судебное заседание допустимых и достаточных доказательств, опровергающих данное экспертом заключение, ответчиком также не представлено. Не установлено данных, опровергающих выводы эксперта.

Ответчик не представил доказательств того, что им были предприняты какие-либо надлежащие меры в связи с претензиями истца. Ответчиком не представлено доказательство обстоятельств, по которым ООО «С» было лишено возможности установить причины заявленного потребителем претензий.

Истцом представлены доказательства того, что вследствие заправки автомобиля топливом ненадлежащего качества Д. пришлось понести материальные затраты на оплату услуг эвакуатора в сумме 2100 руб. (подтверждается Актом сдачи-приемки автомобиля от  03.09.2006 года) расходы по промывке топливной системы автомобиля в сумме 1700 руб. (подтверждаются наряд-заказом № 8921 от  09.09.2006 года) и расходы по экспертизе дизельного топлива в сумме 3784 руб. 13 коп. (подтверждаются Договором № 70 от  05.09.2006 года, на организацию испытания нефтепродуктов и оценку их качества для обеспечения деятельности по контролю качества «продуктов и приложением к договору — Тарифы на лабораторные исследования нефтепродуктов). Поскольку расходы истца подтверждены документально, состоят в  причинно-следственной связи с нарушением ответчиком его прав потребителя на приобретение топлива надлежащего качества, признаются судом необходимыми для устранения последствии приобретенного товара ненадлежащего качества, они подлежат взысканию с ответчика в пользу истца в полном объеме.

Согласно ст. 15 Закона моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполнителем прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

В судебном заседании вина ответчика нашла свое полное подтверждение. Поэтому требование истца о компенсации морального вреда подлежит удовлетворению. Определяя размер морального вреда, суд учитывает степень вины ответчика, стоимость и значимость приобретенного товара, отсутствие со стороны ответчика действия для установления причин, по которым возникли претензии покупателя.

Кроме этого, на основании п. 6 ст. 13 Закона удовлетворяя требования потребителя, установленные законом, суд взыскивает с изготовителя исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортером несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штрафа в размере, присужденной судом в пользу потребителя.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328–330 ГПК РФ. Суд

Решил:

Решение мирового судьи города Твери от апреля 2007 года отменить.

Взыскать с  ООО «С» в пользу Д. возмещение материального ущерба 9006 рублей 90 копеек, неустойку в размере 2.49 рублей копеек, моральный вред в размере 500 рублей, а всего 12 056 рублей.

Взыскать с  ООО «Стройконсалтинг» в доход государства штраф в размере 6 028 рублей государственную пошлину по делу в размере 2 434 рубля 68 копеек.

Решение не подлежит обжалованию в кассационном порядке и вступает в законную силу со дня его принятия.

Адрес: г. Москва, Федеративный проспект д. 29, каб. 316, 311
Тел.:+7 (495) 518-02-57
E-mail: info@obtorgkontrol.ru
© 2011–2016 МРООП «обторгконтроль»
Карта сайта
Яндекс.Метрика